2a9c932b

Колчанов Артем - Путь К Золотистой (Круг - 1)



Артем Колчанов
КРУГ
фантастический роман в четырех книгах
Книга первая
Путь к Золотистой
Глава первая: Крейсер "Игла"
Это был совсем крошечный зальчик на самой периферии нашего подземного
поселка. Его выжгли плазмой в монолитном камне еще тогда, когда поселок
строился, а строился он весьма и весьма спешно. Но получилось, что он
оказался ненужным, как и многие другие, его никто и никак не оборудовал и
не обживал, разве что проложили вентиляцию, а потом, скорее всего просто
забыли, что такой зал существует. Зато здесь никто и никогда не бывал,
кроме нас - мальчишек, да и мы бывали тут не так уж часто, разве только
тогда, когда очень хотелось побыть в одиночестве. Сегодня мне захотелось
этого, и я пришел сюда. Первым делом повесил на свисающую с потолка
проволоку фонарь, который я забирал отсюда на перезарядку, потом, сам не
знаю почему, включил его на полный накал и он засветил просто ослепительно.
Перекрытый мелкой блестящей металлической сеткой раструб вентиляционной
системы несильно выступал из стены в метре от каменного пола, и из него
приятно дуло свежим и довольно прохладным воздухом. Я передвинул к раструбу
старое, сильно потертое кресло, которое мы уже очень давно притащили сюда
из жилой части поселка, где его ждала бы только отправка в утилизатор, и
забрался на него вместе с ногами, в нашем поселке, даже здесь, в его
необжитой части, было образцово чисто, так что этим я не испачкаю ни
кресла, ни себя. Фонарь с потолка светил на меня почти также ярко, как
солнце там, наверху, на поверхности, от которой меня сейчас отделяли почти
что двести метров камня. От этого света я прикрыл глаза, и мне невольно
показалось, что будто бы воздух из вентиляции - настоящий ветер, а фонарь -
настоящее солнце и тут же я словно бы наяву увидел то, что в последнее
время могло быть только сном, но это не сон, когда-то это было реальностью
и осталось сейчас в памяти:
Желтое, лучистое и по-летнему яркое солнце светит с такого высокого и
такого бездонно-голубого неба, красное же солнце еще только собирается
восходить и его пока не видно, только лишь светится на востоке
тускло-багровая и совсем неяркая на фоне дня полоска зари. Мне кажется семь
лет, я по детски беззаботен и думаю, что все и всегда будет только хорошо и
не может быть никак иначе, а точнее говоря, я вообще-то даже и не
задумываюсь об этом. Я сижу на большом темно-сером и плоском камне,
привалившись спиной в тонкой рубашке к прохладной и неровной коре дерева, и
внимательно слушаю, как совсем негромко шелестит ветер в его листве. Но вот
на крылечко нашего небольшого белого домика выходит мама. Я широко
улыбаюсь, хотя и абсолютно точно знаю, что она сейчас обязательно будет
меня ругать, потому что ругает меня она не всерьез, а любя: "Вик, ну что с
тобой делать, опять ты сидишь на земле, не можешь хоть один день побыть
чистым и аккуратным ребенком". А я в ответ на это буду, конечно же,
оправдываться, но шутя и дурачась, потому что это стало для меня и мамы
самой настоящей игрой...
- Вик, - кто-то негромко сказал у меня над самым ухом. От этого я
вздрогнул, и чуть было даже не вскочил.
- Вик, ты спишь что ли? - было сказано уже довольно громче.
Это естественно был не кто иной, как Сережка. Сережка - мой двоюродный
братишка, парень тринадцати с половиной лет от роду - почти что мой
ровесник, всего только на один год он меня младше. Сережка - самый близкий
для меня человек, наверно даже ближе родителей, и брат, и друг в одном
лице, просто Сережк



Назад