2a9c932b

Колычев Владимир - Наезд По Понятиям



ВЛАДИМИР КОЛЫЧЕВ
НАЕЗД ПО ПОНЯТИЯМ
Аннотация
Надо быть настоящим лохом, чтобы наезжать на крутого мафиози Бурлака. Но Джин взял и наехал, решив, что его бригада покруче будет. Однако получил отпор. На первой же стрелке ему показали гранатометы. И Джин понял, что надо действовать не грубой силой, а тонкой хитростью.

Он взял к себе в бригаду одного парня, мастера спорта по стендовой стрельбе, и устроил на него наезд от имени Бурлака, да еще взял в заложницы его подругу. Не знал он, что подруга мастера спорта тоже умеет стрелять, и ей удастся сбежать, убив охранников. Так что теперь Джин будет воевать совсем не с Бурлаком…
От автора
По моей инициативе и под эгидой издательства «Эксмо» проводится акция «Письма из зоны». Осужденные преступники пишут мне письма, с тем чтобы впоследствии их опубликовали в специальном сборнике.

Цель этой акции — донести до людей правду о жизни по ту сторону решетки, развеять сиреневый туман криминальной романтики, предостеречь от ошибок, от тюрьмы и от сумы. Есть покаянные письма, есть просто бесстрастные повествования о своей судьбе, встречаются очень интересные моменты. Скоро будет опубликован сборник «Письма из зоны», но еще до этого выходит моя новая книга, сюжетные линии которой позаимствованы у авторов этих писем.
«…Впервые на зону я попал вроде бы и по делу, но, по большому счету, по глупости. Был у меня приятель (другом я его назвать не могу, почему, сами поймете). Он был на три года старше меня, имея за плечами тюремный опыт, весь из себя — кум королю, сват министру.

Ну и у меня ветер в голове, так хочется быть крутым, все такое. В общем, забились мы с ним на одно дело, взломав продовольственный магазинчик в нашем районе. Вернее, все делал Витька, а я всего лишь стоял на шухере.

Нагрелись мы не очень, так, с десяток бутылок водки, ящик тушенки, еще там койчего по мелочи, да и не в том суть дела, сколько взяли. Гульнули мы хорошо, шикблесккрасота, Соньку за два пузыря раскрутили, все дела. А утром (помню смутно, как это было) за мной пришли.

Витьку тоже взяли, но он, гад, все на меня свалил. А у меня в голове блатная романтика, я такой весь в образе, круче только яйца, ну и взял по дурости всю вину на себя. Впаяли мне срок — три года, и загремел я на зону.

Пацан я не хилый, за себя постоять умел, в обиду себя никому не давал, короче говоря, срок отстоял на одной ноге. Выйдя на волю, хотел устроиться на работу, а никуда не берут, и все изза моего „волчьего билета“, то бишь судимости, к тому же образования никакого.

В общем, куда ни сунься, везде от ворот поворот. Ну, обида меня взяла, и, найдя себе в пособники толкового пацанчика, я пошел на дело. Нам тогда повезло, но на очередном деле мы погорели… А на свободе уже другая жизнь.

Мои школьные дружки на „мерседесах“ раскатывают, поглядывая на меня сверху вниз. Пока я по тюрьмам и по пересылкам скитался, они бизнес делали, богатея. И такое зло меня тогда взяло, но не на них, а на себя.

Ведь я мог быть на их месте, если бы тогда не сплоховал. Были бы у меня дом, семья, нормальная жизнь, а так ни кола ни двора, и в голове потухший образ блатной романтики…»
«…Знаю, что большинство заключенных говорят всем, что они сели в тюрьму ни за что, хотя у многих из них на самомто деле рыльце в пушку. Говорить, что я ангел, не буду, но и за демона себя не считаю, хотя наше родное, правда, тогда еще советское государство сделало из меня преступника.

За что? А за то, что сейчас называется бизнесом, а тогда называлось спекуляцией или фарцой. Я не грабил, не уби



Назад