2a9c932b

Колычев Владимир - Удавка Для Опера (Мент В Законе)



Владимир Колычев
Удавка для опера (Мент в законе)
Со всех сторон обложен Роман Лозовой, опер из команды крутого мента
Волчары. Приехал в отпуск в родной городок - и тут же оказался в кутузке по
обвинению в двойном убийстве. Улики неопровержимы. Его крови жаждут
"братки", подставившие его под статью. По их плану он должен быть убит при
попытке к бегству. Понимая это, он и не думает о побеге. И все-таки
оказывается на воле, не зная, кто помог ему бежать и почему. Острым чутьем
бывалого опера он чувствует, что его втягивают в очень опасную игру. Но он
не из тех, кого можно держать на поводке. Он сам любого врага возьмет за
горло...
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава 1
1
Лозовой проснулся от бесцеремонного толчка в плечо.
- Эй, проснись! - услышал он начальственный голос.
Рома открыл глаза и увидел высокого сухощавого сержанта. Форма
мышиного цвета, на поясе полный милицейско-джентльменский набор. Наручники,
"демократизатор", баллончик с "черемухой" и, конечно, пистолет в упрощенной
кобуре.
- Чего надо? - буркнул Рома.
Он перенес точку опоры со спины на седалище. Не заостряя внимания на
сержанте, недоуменно осмотрелся по сторонам.
Пассажирский вагон, четырехместное купе. Тук-тук, тук-тук - стучат
колеса. Поезд... Куда же он едет?
Во рту сухо, голова трещит. А еще неодолимое желание послать сержанта
куда подальше.
- Ваши документы? - потребовал милиционер.
- А-а, - Рома лениво махнул рукой. - Сейчас...
Он хлопнул себя по батнику. Пусто. По карманам брюк. Тот же результат.
- Один момент...
Его взгляд упал на кейс. Он стоял в ногах. Смутные воспоминания...
Кажется, вчера он собирался в дорогу...
В кейсе лежал пистолет. Табельный "Макаров". Рядом "сбруя" в свернутом
виде. И бутылка пива. Но на нее сержант не обратил внимание. Зато ствол
напряг его. Мгновенно встал в стойку.
- Вот черт! - хлопнул себя по коленям Рома.
- Черт! - подтвердил сержант.
Он уже отступил на пару шагов, застыл в дверях купе. И быстро вытащил
свой пистолет. Щелчок предохранителя, лязганье затворной рамы. Неплохо
натасканы "линейники".
- Ну-ка, дружок, "пушечку" свою двумя пальчиками - и на пол...
Рома послушно сбросил пистолет. В этом случае дергаться нельзя.
Сержант запросто мог его подстрелить.
- А теперь руки...
Одной рукой "линейник" снял с пояса наручники.
- Не буду, - замотал головой Рома.
Сейчас он безоружен. Можно и повыпендриваться.
- Как это не будешь? - возмутился сержант.
И глянул вдоль по коридору вагона. Не идет ли к нему помощь? Жалеет,
наверное, что без напарника Рому проверять сунулся.
Напарника его не было. Приходилось надеяться на себя. А Рому он,
конечно же, отнес к категории опасных противников.
- Не буду, и все. Настроения нет...
- Стреляю! - напрягся сержант.
- Сначала предупредительный выстрел... - прикрывая ладонью рот, зевнул
Рома. - Пока в воздух не пальнешь, не испугаюсь...
- Руки! - зло сузил глаза сержант.
- Ладно, уговорил...
Рома протянул ему руки. Но в тот момент, когда на запястьях должны
были защелкнуться наручники, он резко убрал их. Выбил из рук сержанта
оружие, подхватил наручники. Захват, прием, руки за спиной. Щелк, и сам
сержант оказался в наручниках.
- А теперь можно и документы поискать, - подмигнул ему Рома.
И вывалил содержимое кейса на подушку.
- Ага, вот... - достал он красные корочки с золотым тиснением. -
Старший лейтенант Лозовой, оперуполномоченный уголовного розыска ОВД
"Битово"... Доволен, сержант?
- Что ж вы сразу не сказали?
- А чего ты сразу за "пушку" хватаешься?



Назад