2a9c932b

Колышевский Алексей - Откатчики



АЛЕКСЕЙ КОЛЫШЕВСКИЙ
ОТКАТЧИКИ.
РОМАН О «КРЫСАХ»
Автор, само собой разумеется, берется утверждать, что все фамилии в книге вымышленные, а все совпадения случайные.
Это, впрочем, не должно дать читателю основания не верить тому, о чем здесь написано.
Роман «Откатчики» – настольная книга для того, кто не хочет жить на одну зарплату и мечтает оказаться поближе к «кормушке». Но так ли в ней все безобидно и радужно, как кажется на первый взгляд?
«Откатчики». One time in Moscow…
Посвящается моим родителям. Людям, которых я вижу гораздо реже, чем мне того хотелось бы.
Автор, само собой разумеется, берется утверждать, что все фамилии в книге вымышленные, а все совпадения случайные. Это, впрочем, не должно дать читателю основания не верить всему тому, о чем здесь написано.
А. Колышевский
Часть I
UP…
Один гад, окопавшийся в отделе снабжения, может принести больше вреда, чем дивизия белых на фронте.
Ф.Э.Дзержинский
Всегда легче откатить, чем что-то подписать.
Один из акционеров крупной розничной сети магазинов Москвы, пожелавший не упоминаться в этой правдивой книге
Двое из ларца, одинаковых с лица
– Ты с чего такой помятый? С похмелья, что ли?
– Ну да… И с похмелья тоже, да и вообще…
– Что случилось?
– А ты не знаешь разве? Все в нашем гнилом мирке только об этом и говорят.
– Откуда мне знать? Я прилетел только вчера поздним вечером из Парижа. А там я даже телефон не включал, чтобы побыть хоть немного в иллюзии свободы.

Так что последних сплетен смрадный тлен еще не вкусил я. Рассказывай!
– Меня с работы уволили. Вчера днем.
– Так… Приплыли… Что хоть сказали-то?
– Честно говоря, этого я как-то не расслышал. Находился в этот момент слишком далеко от офиса. Я, видишь ли, если можно так сказать, решил сам себя уволить.

Ушел из офиса якобы на обед, а оказалось, что навсегда.
– Тебя кто-нибудь сдал? Есть по этому поводу соображения?
– Думаю, что никто специально не сдавал. Случилось то, что должно было случиться. Я элементарно попался.

Думаю, что там, наверху, устали на мои невинные шалости сквозь перья ангельских своих крылышек смотреть. Сколько можно зажигать, бухать и трахать кого ни попадя!
Этот не совсем заурядный разговор в легком миноре происходил в вестибюле бывшего здания СЭВ: высокого дома, похожего на раскрытую, поставленную стоймя книгу, построенного в самом конце Калининского проспекта, ныне переименованного в улицу Новый Арбат. В глубоких уютных креслах, друг напротив друга, сидели два молодых человека.

На первый взгляд особенных различий между ними не было, и даже не самый опытный наблюдатель мог бы с уверенностью сказать, что едят эти двое из одной тарелки или, что вернее, достаток их и социальное положение вполне схожи. На обоих были отлично сшитые костюмы из замечательной итальянской, очень дорогой ткани.

Оба предпочитали одну и ту же торговую марку «Zegna», причем коллекция была явно не прошлогодней, а значит, цена одному такому костюму в Милане была не меньше, чем полторы тысячи евро. На запястье левой руки одного сверкал огромный золотой хронограф «Breitling for Bentley», руку собеседника украшал столь же огромный «Panerai Submersible» в белом золоте. Молодые люди сидели в одинаковых позах, закинув ногу на ногу и обхватив колено той ноги, что была сверху, замком из пальцев рук, отчего рукава пиджаков сдвинулись ближе к локтям, а часы сияли и их гильошированные в Швейцарии и Италии циферблаты генерировали множество солнечных зайчиков, посылая их во все стороны подобно тому, как маяк посылает свой свет в кр



Назад