2a9c932b

Комаров Виктор - Двойная Сенсация



Виктор Комаров
Двойная сенсация
Солнце утонуло за хребтом, и стало быстро темнеть, как всегда на юге в
летние вечера. А до дома еще не меньше ста километров. Шоссе было
пустынным, и Майк Дэвис изо всех сил жал на педаль акселератора.
- Брось, - попытался осадить Майка сидевший рядом Боб Сантис. - Быстро
едешь - тихо понесут.
- Что-то ко сну клонит, - пожаловался Майк, не сбавляя скорости. - Как
бы не задремать.
- Смотри, все бутылки переколотишь. А ведь это не какой-нибудь коньяк -
французский.
- Не каркай! - огрызнулся Майк.
Машина дернулась и резко вильнула.
- Стой! Высади меня! Или сбавь скорость. Слышишь?!
Очнувшись от мгновенного забытья, Майк крутанул руль, одновременно
вдавив в пол тормозную педаль. Но было поздно. Правое переднее колесо
соскользнуло в кювет, и тяжело груженная машина стала неторопливо, словно
при замедленной съемке, заваливаться на бок. Из кузова посыпались ящики с
бутылками. Задние колеса, повиснув в воздухе, бешено завертелись. Рев
двигателя смешался со звоном бьющегося стекла. Потом все смолкло...
Первым выбрался из кабины Майк. Когда вслед за ним, потирая ушибленную
скулу, появился Боб, Майк, широко расставив ноги и подбоченившись, стоял у
самой обочины и неподвижно смотрел на перевернувшийся грузовик. Над шоссе
разливался пряный коньячный запах.
- Я ведь говорил, - жалобно произнес Боб.
Майк не ответил.
- Теперь нам за всю жизнь не расплатиться, - продолжал причитать
Сантис.
- Помолчи! Дай подумать.
- Думай, думай, - не унимался Боб. - Он никак не мог успокоиться. -
Думать надо было раньше.
Майк, не обращая внимания на бормотания напарника, медленно двинулся к
лежащей на боку машине. Покопавшись в кабине, он извлек из-под сиденья
паяльную лампу и вернулся на дорогу.
- Ты что? - ужаснулся Боб. - Мало тебе? Коньяк с бензином... Хочешь,
чтобы мы еще и взлетели на воздух?
Отмахнувшись, Майк зашагал вперед по шоссе. Боб трусил за ним следом.
Отойдя от места аварии метров пятьдесят, Майк разжег лампу и, дождавшись,
пока голубовато-красный сноп гудящего пламени сделается достаточно
устойчивым, стал выжигать на асфальте бесформенные пятна, располагая их
вдоль воображаемой окружности. Замкнув круг, он перешагнул через обочину и
в нескольких местах выжег придорожную траву. Постоял несколько мгновений в
раздумье, погасил лампу и вернулся к машине.
- Так-то лучше, - с высоты своего роста Майк снисходительно посмотрел
на приземистого Боба... - Ты не заметил, как там над дорогой, что-то
зависло?
- Зависло?
- Что-то большое и бесформенное. Как медуза... И от него исходило
сияние.
- Сияние?
- А потом в глаза мне ударил ослепительный луч. Как игла. И я на
секунду потерял сознание. Вот тогда-то все и случилось.
- Но, Майк... Почему же я?..
- Ты, наверное, спал, - жестко сказал Майк, и в голосе его прозвучала
угроза.
- Я спал? Я?
- А если не спал, то должен был видеть. Должен! Ты меня понял?
- Должен?.. Ах вот оно что... Большое? Как медуза? И сияло? А потом -
луч?
- Ну вот. Значит, вспомнил?
- Майк, ты голова! С тобой не пропадешь!
- А теперь, - решительно сказал Майк, - тут километра через полтора,
справа у дороги - мотель. Давай жми туда, звони в полицию, скажи, что на
нас напала летающая тарелка. Понял?
Боб понесся по обочине, а Майк присел на траву. Раскурив сигарету, он
тщательно прожег в своем рабочем комбинезоне несколько круглых отверстий.
Покончив с этим, растянулся на траве и стал ждать...
Прошло около часа. Вдруг ночную тишину расколол рев приближа



Назад