2a9c932b

Комнина Анна - Алексиада



АННА КОМНИНА
АЛЕКСИАДА
Предисловие
Памяти отца, Любарского Николая Яковлевича, посвящаю
В начале декабря 1083 г. византийский император Алексей Комнин, отвоевав у норманнов крепость Касторию, вернулся в Константинополь. Он застал свою супругу в предродовых муках и вскоре, «ранним утром в субботу у императорской четы родилась девочка, как говорят, очень похожая на отца» (Ал., VI, 8, стр. 188 настоящей книги). «Похожая на отца девочка» была не кто иная, как впоследствии знаменитый историограф, византийская принцесса Анна Комнина.
Победа у Кастории была лишь тактическим успехом Алексея, который не мог скольконибудь значительно улучшить положение Византии. А дела империи в то время находились далеко не в идеальном состоянии.

За пятьдесят с лишним лет, прошедшие между смертью Василия II (976–1025) и воцарением Алексея I Комнина (1081–1118), Византия из самой могущественной державы Средиземноморья превратилась в сравнительно небольшое по территории и внутренне слабое государство. Причины упадка империи надо искать, конечно, не только в слабоволии и скромных талантах большинства императоров, правивших после Василия.
Могущество Византии в двух предшествовавших веках основывалось на централизованном управлении, вполне соответствовавшем уровню развития производительных сил и социальной структуре общества. Хорошо налаженный бюрократический аппарат следил за бесперебойным поступлением налогов и обеспечивал формирование стратиотского ополчения и флота по всей обширной территории государства.

Крестьяне, платившие подати, и стратиоты, составлявшие войско, были оплотом империи, и когда в X в. крупные феодальные магнаты пытались поглотить мелкую земельную собственность, они встретили {5} 1 решительный отпор со стороны центральной власти. Императоры предпочитали сами эксплуатировать крестьян и стратиотов, а не отдавать их на съедение феодалам.
Рост крупной феодальной собственности был, однако, объективным процессом, его нельзя было остановить декретированием сверху, и в конкретных условиях XI в. он привел к трагическим для Византийской империи последствиям. Почти повсеместно исчезают свободные крестьяне.

Попав в кабалу к крупным вотчинникам, они испытывают двойной гнет – феодалов и государства, которое вовсе не отказывается от своего права собирать налоги. Попрежнему рыщут по стране императорские инспекторы и налогосборщики2, но крестьяне подчас уже не могут платить подати3, и, таким образом, иссякает важнейший источник пополнения государственной казны.

Оскудение денежных запасов толкает императоров на крайние меры: они посягают на золотую церковную утварь4 и идут на значительное уменьшение золотого содержания монеты (см. прим. 382).
Закабаление крестьянства, резкое сокращение количества стратиотских наделов немедленно отражается на войске. За счет внутренних ресурсов армию пополнять было уже нельзя, и, как несколько веков назад, императорам приходится формировать наемные отряды.

Наемники стоят денег, казна пустует. Возникает заколдованный круг, из которого, казалось, нет выхода.
Образование крупной земельной собственности и развитие феодальных институтов имеют и политические последствия. Аппетиты провинциальной знати растут, она требует новых льгот и привилегий, но наталкивается на решительное противодействие столичной аристократии.
«На первый взгляд, – пишет Г. Острогорский, – византийская история следующих лет (после смерти Василия II. – Я. Л .) кажется просто клубком дворцовых интриг, но на самом деле все эти интриги были обусловлены разн



Назад