2a9c932b

Кондратьев Вячеслав Леонидович - На Станции Свободный



Вячеслав Леонидович Кондратьев
НА СТАНЦИИ СВОБОДНЫЙ
Рассказ
Тем моим сверстникам, которым воевать было труднее, чем остальным, но
воевавшим не хуже, а может, и лучше других
- На запад, ребята? - спросил Андрей.
- Наверно... Что смотришь так? Завидуешь?
- Завидую. Мне еще год трубить здесь.
- Нечего завидовать. На западе-то неспокойно.
- Ну, если там начнется, то и тут заваруха будет.
- Это уж точно...
Эшелон тронулся. Андрей смотрел, как вначале медленно, а потом все быстрей
поплыли мимо него товарные вагоны с раздвинутыми дверьми, в проеме которых
стояли за деревянным брусом красноармейцы - целая воинская часть подавалась на
запад.
Он постоял еще немного, провожая эшелон глазами... Ему даже не верилось,
что через год с лишком отправится и он в родную и такую сейчас далекую Москву.
Когда эшелон скрылся из глаз, он пошел в помещение вокзала.
- Где вы блуждаете, дорогой? Скоро наш поезд,- сказал ему Погост, сидевший
на скамейке в небрежной позе, положив ногу на ногу и выставив без стеснения на
всеобщее обозрение огромные уродливые армейские ботинки.
- На перроне был... Два эшелона на запад пошли. - Андрей присел рядом, но
ноги свои в обмотках поджал, спрятав под скамейку.
Он-то в них чувствовал себя неловко, особенно здесь, на воле, на
многолюдной станции, где нет-нет да пройдут мимо женщины, казавшиеся очень
красивыми, наверно, потому, что он так давно не видел их. За девять месяцев
службы он только раз был в увольнении. И сейчас его с Погостом командировка в
город Свободный, возможность ехать в пассажирском поезде вместе с гражданскими
людьми представлялись ему чуть ли не праздником.
Им с Погостом вообще здорово повезло. Их раньше времени выпустили из
полковой школы, присвоили звания сержантов и отправили на путевую точку
недалеко от одного городка. И работа предстояла не бей лежачего - дежурить на
железнодорожном мосту, чтоб следить за пропуском войск при маневрах. Курсанты
завидовали им, потому что у школы впереди летние лагеря, где, как говорили
старослужащие, будут давать им жару - бесконечные марши по сопкам и
тактические занятия.
Андрей вытащил папиросы с длинным мандштуком, предложил Погосту. Эти
папиросы присылала Андрею мать. Она набивала их сама хорошим "любительским"
табаком, это обходилось много дешевле, чем в пачках.
- Волнуетесь, Андрюша?
- Нет, я вроде все хорошо знаю. А вы?
Погост засмеялся, и Андрей понял глупость своего вопроса. Чего Погосту -
инженеру-строителю - волноваться перед каким-то экзаменом на звание мостового
мастера, который они сегодня будут сдавать в Управлении Амурской железной
дороги - затем и едут в город Свободный. Для него все это - раз плюнуть, а вот
для Андрея этот экзамен важен: все же специальность, тем более неизвестно,
удастся ему или нет учиться в институте после армии.
Покуривая, Андрей поглядывал на демонстративно выставленный ботинок
Погоста, и ему казалось, что все проходящие смотрят на этот уродливый ботинок.
И он не выдержал:
- Ну чего вы выставили эту красоту?
Погост опять засмеялся.
- Вас трогают такие мелочи, юноша? Бросьте! Смотрите на все это как на
забавное приключение, отбарабаним еще годик - и вернемся к своим делам. Мне до
сих пор смешно: вдруг меня, начальника одного приличного КБ, вызывают
повесткой в военкомат, приказывают через несколько дней прибыть с вещами,
потом сажают в телятник, везут через всю страну в эту забытую богом дыру,
напяливают шинель, выдают эти знаменитые ботинки с обмотками, заставляют
заниматься ду



Назад