2a9c932b

Кондратов Эдуард - Покушение На Зеркало



Эдуард Кондратов
Покушение на зеркало
Убийца
Происшествие в Тургаевке Летнее деревенское утро... Уже не раннее,
еще не позднее. Впрочем, это для кого как. Горожанам, дачникам, можно
еще и поспать. У тех, у кого корова, утро началось давно.
Тихонько звякает щеколда, скрипит калитка... Топ-топ, топ-топ - груз-
ная старушечья перевалочка по дощатой дорожке от ворот, через двор, к
крыльцу.
Выцветший голубой платок с почти неприметным горошком, бордовая три-
котажная кофтенка, двухлитровая банка с парным молоком зажата ладонями
снизу-сверху.
И вдруг словно спотыкается шустрая старушка у порога.
- Господи!.. Чтой-то?!
Чуть было банку не выпустила из рук, хотя, впрочем, выронила бы ее
навряд ли - сохранный крестьянский инстинкт держит нервы в узде. Но явно
и не на шутку перепугало Евдокию Игнатьевну Сазонову темно-красно-корич-
невое пятно, размазанное на ступеньках. Это кровь! Кровь, а никак не
глинистая грязь и не краска. Не обознаешься, как-никак за жизнь столько
петухов да свинок перерезано было в этом дворе.
Постояв, она все-таки решается подняться по ступенькам и надавить
локтем на дверь.
Не заперта!
Придержав дверь полуоткрытой, она просовывает голову в сенки и нег-
ромко зовет:
- Хвеликс Михалыч!
В доме тихо.
- Хвеликс Михалыч, никак спишь?
Молчание...
Все же в храбрости бабке Сазонихе не откажешь. Она прижимает банку к
груди, медленно отворяет настежь дверь и входит. В кухне, она же перед-
няя комната, никого. И ничего такого, чего не было бы вчера-позавчера.
Бабка вбирает голову в плечи, прислушивается: не храпит ли квартирант в
спальне? Не слышно. С опаской приотворяет дверь, заглядывает...
- Ой, мамочки мои!
Банка скользит из рук и чуть ли не грохается на пол. Но - чуть. Евдо-
кия Игнатьевна опрометью бежит на крыльцо, тяжелой рысцой трусит через
двор.
- Женечка! - задышливо зовет она, выпадая на улицу из калитки.
- Чего, баб Дуся? - откликается, тормозя и останавливая велосипед,
белоголовый подросток в безрукавой тельняшке и шортах.
- Женечка! - голос Сазоновой срывается на тонкий умоляющий крик. -
Ехай скорей к Степанычевым!.. У них зять с Самары приехал... С телефон-
ной трубкой... В милицию, скажи, чтоб звонили!.. Никак жильца моего за-
резали, все в кровище...
Господи, помилуй! Ой да скорей же ты, милый!
- Во-о как?! - изумляется Женечка, скорей обрадованно, чем испуганно.
- Я щас, щас!
Евдокия Игнатьевна тяжело ковыляет к лавочке. Всего десяток шагов, а
ведь еле-еле... Садится, ставит банку рядом с собой и только сейчас ощу-
щает, как злобно ноют ее больные ноги.
2
* * * Вот беглый пересказ официальных документов, зафиксировавших со-
бытия, связанные с чрезвычайным происшествием в селе Тургаевка.
23 июля, в 9 часов 20 минут утра, участковый уполномоченный Ки-
нельского РОВД старший лейтенант Соколов принял по телефону сообщение
жительницы села Тургаевка Евдокии Игнатьевны Сазоновой об исчезновении
жильца, снявшего до конца лета комнату в принадлежащем ей доме по улице
Советская, дом 22-а.
Поскольку, по ее словам, в доме "все перемазано кровищей", с жильцом
случилась какая-то беда. Участковый Соколов немедленно выехал по адресу.
Ожидавшая его у ворот пенсионерка Сазонова тут же рассказала, как полча-
са назад, придя от дочери с банкой молока, которое покупал у нее жилец,
обнаружила, что входная дверь не заперта, а порожек и ступеньки измазаны
кровью. Испугавшись и все же рискнув войти, Евдокия Игнатьевна увидела в
комнате жильца "полный раскардаш"
- разбросанные



Назад