2a9c932b

Кони А Ф - Ф М Достоевский



Ф. КОНИ
Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ
Весною 1845 года начинающий, впоследствии очень известный, писатель Григорович
взял у своего сотоварища по воспитанию в Инженерном училище рукопись его первого
литературного труда и отнес ее к Некрасову, собиравшему материалы для
"Петербургского сборника".
Чтение рукописи привело их в восторг и вызвало у сдержанного вообще Некрасова
слезы. С известием об этом впечатлении, самым ранним утром, Григорович поспешил
к автору, а затем вместе с Некрасовым отправился к знаменитому русскому критику.
"Белинский! - вскричал один из них, входя, - новый Гоголь народился!"
"Эк у вас Гоголи-то как грибы растут", - сурово ответил Белинский, однако взял
рукопись, а вечером в тот же день пришел к ним сказать, что совершенно восхищен
этим произведением и непременно желает видеть молодого автора, которого затем
приветствовал самым задушевным образом и, так сказать, благословил на дальнейшую
писательскую деятельность. Этот молодой автор был Достоевский, а произведение
его называлось "Бедные люди", в котором затронутые Гоголем душевные переживания
скромного труженика, "унижаемого и оскорбляемого" и людьми и судьбой, изображены
с гораздо большей широтой и берущей за сердце глубиной.
Гейне говорит, что человек в разгаре своей деятельности похож на солнце. Чтобы
его рассмотреть как следует, надо видеть его при восходе и при закате. То же
следует сказать и про деятельность выдающегося человека. Восход и закат
Достоевского, как писателя, были яркие и приковывавшие к себе общее внимание, но
разгар его деятельности был полон внешних и внутренних страданий, нужды, болезни
и отсутствия справедливости в отношении к нему критики. Улыбнувшись ему и даже
вскружив ему голову блестящим успехом, судьба повела его затем тяжким и
тернистым путем, сначала на Семеновский плац, заставив пережить муки ожидания
смертной казни, потом по долгой "Владимирке" в сибирскую каторгу и оренбургские
линейные батальоны. После "Бедных людей" талант его, как это встречается у
многих писателей, стал как будто постепенно слабеть, гаснуть и, под влиянием
материальной нужды, грозить разменяться на мелкую монету вынужденного заработка.
Но пребывание в "Мертвом доме" не озлобило его, не убило для жизни и не
заставило возгордиться, доведя, как это бывало у некоторых, до самолюбования. Он
вернулся из каторги примиренным с жизнью, просветленный пониманием смысла и
значения последней. В душе надломленных, но не обезличенных товарищей по острогу
и даже в самых закоренелых злодеях он сумел найти признаки человечности. Ему
было дано проникновенно затронуть роковые и противоположные вопросы тяжкого
отсутствия уединения и насильственного одиночества. Любовь к страждущим и
сострадание к людям стали затем господствующей и несмолкающей нотой в его
творчестве.
В его "Мертвом доме" далекая, туманная и малоизвестная сибирская каторга встала
в живых образах и со всеми своими сторонами, не превзойденная никакими
последующими описаниями, хотя бы и очень талантливыми. Как бледны и односторонни
наряду с "Мертвым домом" прославленные страницы "Моих темниц" Сильвио Пеллико и
какой верой в лучшие свойства человека веет от дышащих правдой заметок и
наблюдений Достоевского, сделанных им в русской "Citta dolente"!
По возвращении к обычной жизни ему пришлось писать свои сочинения, созревшие в
чуткой и "взыскующей града" душе в тягостных условиях. Создавая свой
удивительный по богатству и глубине содержания роман "Преступление и наказание",
он писал своем



Назад